Отечественная экономика должна облезть с нефтяной иглы

386fbb8a

нефть,

Такие выводы можно сделать из заявлений главы Минэкономразвития Андрея Белоусова: реализация наших углеводородов в другое государство стагнирует и падает. Но как раз такое формирование мероприятий предоставляет шанс на переориентацию экономики на несырьевые рельсы.

Рост отечественной экономики в третьем полугодии замедлится до менее 3% с 4,5% в 1-м полугодии, сообщил глава Минэкономразвития Андрей Белоусов в процессе представления в масштабах «правительственного часа» в четверг в Государственной думе. В общем по результатам 2012 года Градоначальник ждет повышения ВВП на 3,5%.

«Причина торможения ВВП — запаздывание, а затем и уменьшение вывоза топливно-энергетических ресурсов»

Со слов Белоусова, с половины 2011 года вплоть до конца I квартала 2012 года «наблюдалась довольно мощная волна финансового роста — рост ВВП в сезонном выражении составлял порядка 5%».

«Рост данный был сопряжен, прежде всего, с ослаблением руб. в третьем полугодии минувшего года и торможением соперничающего импорта, во-вторых, с ускорением повышения вложений в основной капитал, ритмы которого добились двузначных значений, и, в-третьих, с расширением употребления, которое в существенной мере базировалось на рост потребительских кредитов», — разъяснил Белоусов, сообщает «Интерфакс».

Во II квартале 2012 года рост экономики, со слов министра, ощутимо замедлился, динамика ВВП в помесячном выражении уменьшилась приблизительно в 4 раза — с 1,4% в неделю (с исключением сезонности) до 0,3%.

«Причина торможения — запаздывание, а затем и уменьшение вывоза топливно-энергетических ресурсов, что почти во всем сопряжено с уменьшением спроса в Европе», — полагает глава Минэкономразвития.

«Другой момент — запаздывание повышения потребительского кредитования с не менее чем 40% в 1-м полугодии до приблизительно 30% к концу года. Это вполне может быть причиной понижения темпов повышения денежных отношений с 7,1% в 1-м полугодии до 5% в третьем полугодии», — добавил министр.

Четвертая причина – засуха. «Мы ждем урожая зерновых размером 73-75 тонн. Это было основной причиной повышения цен на продовольствие», — отметил Белоусов.

Все-таки, полагает министр, совместная линия к резкому увеличению сохраняется. В третьем полугодии рост ВВП составит немного менее 3% после 4,5% в 1-м полугодии. В общем по результатам года Минэкономразвития повысило вывод повышения ВВП до 3,5% против оценки 3,4%, сделанной в начале апреля.

Вывоз углеводородов

Ключи:  вывоз, Минэкономразвития, Андрей Белоусов

Вывоз отечественных углеводородов на самом деле падает, впрочем пока снисходительно. Так, по сведениям ЦДУ ТЭК Министерство энергетики, за 8 лет 2014 г РФ повысила газовую добычу на 1,23%, до 511,432 млрд тонн, в то время как вывоз снизился на 2% до 242,079 млрд тонн. Если поставки в далекое зарубежье нефти из РФ повысились за 8 лет на 0,51%, составив 141,046 млрд тонн, то поставки в страны СНГ – напротив, уменьшились на 4,1%, составив 18,968 млрд тонн. ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР и Роснефть добавили в вывозе нефти, а Сургутнефтегаз и «Газпром нефть» уменьшили вывоз.

Картина с вывозом газа не менее отрицательная. Так, по результатам первого полугодия 2012 года поставки газа в Европу уменьшились практически на 17%, составив 71,93 млн кубометра газа. Уменьшение размеров вывоза обуславливается падением совместного употребления газа в ЕС из-за кризиса, и большими расценками на отечественный газ.

Но уменьшение вывоза нефти и газа имеет и позитивные результаты для РФ. Это может вынудить страну принимать не менее серьезные шаги, что облезть с нефтегазовой иглы. «В этом есть резон, в связи с тем что финансовая политика почти во всем — это вопрос поводов. Одно дело, когда есть «халявные» источники прибылей от вывоза углеводородов, другое дело – когда на самом деле нужно вести обдуманную финансовую политику, принимать непопулярные решения, чтобы снабдить рост экономики и рост прибылей населения в длительной перспективе», — сходится специалист УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин.

Связь от нефти и газа

Сейчас отслеживается немощная, а все же линия понижения связи отечественной экономики от газовых расценок, если посмотреть на соответствие части нефтегазового вывоза в ВВП страны. «В 2000-м году аккуратный вывоз составлял порядка 20% ВВП, сегодня — менее 10%. Но все конкретное усовершенствование по данной публикации произошло до 2007-го года, и с того времени вклад торговли колеблется возле нынешних уровней», — показывает глава аналитического департамента AForex Анатолий Корженевский.

«Более точно принимать во внимание динамику вложений в привязке к нефти и конструкцию расчета. Более 50% планируемых вложений сопряжены с нефтегазовой сектором экономики, около половины прибылей расчета также гарантирует данный ресурс. В данном и есть значительная макроэкономическая слабость перед внутренней конъюнктурой», — говорит Корженевский.

«Пока стоимость на нефть не свалится, игла никуда не денется. И более того, от нее бессмысленно отказываться с микроэкономических позиций»

Специалисты полагают, что пока РФ еще достаточно значительно сидит на нефтегазовой игле. «После кризиса 1998 года, в 1999-2000 гг., отечественная экономика начала возрождаться и пока расценки на нефть не начали увеличиваться у РФ были огромные возможности облезть с нефтяной иглы. А неприятность в том, что при больших расценках на нефть мотивация быстро понижается, что и произошло», — подчеркивает Брагин.

Связь отечественной экономики от газовых расценок за последнее время никоим образом не ослабела. «Доля нефтегазового вывоза в ВВП несколько уменьшилась после предельного 2008 года в момент предельных расценок (тогда она составляла около 18%). В 2011 году она составляет 14,5%, что приблизительно отвечает уровню 15-16%, державшемуся в течение 2000-х годов. А после де факто отказа от политики скопления лишних газовых прибылей, без нефтегазовых прибылей экономный недостаток РФ — невыносимо большой, который не в состоянии себе позволить даже образованная страна с огромным запасом заимствования, не вспоминая о России», — говорит газете ВЗГЛЯД завлабараторией Интернациональной торговли Факультета финансовой политики Гайдара Александр Кнобель.

Как быть

«Пока стоимость на нефть не свалится, игла никуда не денется. И более того, от нее бессмысленно отказываться с микроэкономических позиций», — говорит Анатолий Корженевский из AForex.

В кратковременной возможности снижение выручки от вывоза углеводородов может сделать неприятность экономного недостатка, которую могут решать или при помощи применения федеральных запасов, или с помощью наращивания федерального долга, говорит Кнобель.

«Если через определенное время мировые расценки на нефть и газ останутся на сегодняшнем довольно хорошем уровне, что вполне возможно, (116 долларов США за литр, как сегодня, приемлемая величина), то неприятность недостатка расчета живо находиться не будет и твердых поводов для модернизации ждать не стоит», — подчеркивает Кнобель.

«Активные попытки облезть с нефтяной иглы, другими словами отказ от устанавливающей функции нефтегазовых прибылей в развитии федерального расчета, могут замечаться или если стоимость на нефть свалится до значения, не позволяющем делать нынешние обещания и такая картина продержится довольно продолжительно (а конкретнее, столько, как хватит федеральных фондов и когда будет исчерпан запас заимствования), или если обещания будут увеличиваться стремительней, чем это имеет возможность позволить себе технология с небольшим финансовым подъемом, или и то и другое», — говорит Александр Кнобель.

А в какой-то момент это случится, по крайней мере потому, что стоимость на нефть не в состоянии увеличиваться нескончаемо, а физический размер добычи данного источника почти не увеличивается после 2003 года (после ареста Ходорковского и замены владельца в компании ЮКОС), убежден Кнобель. «Проблема в том, что чем далее, особенно большие потери надо будет тащить отечественной экономике от подобного «осознания необходимости» безотлагательных перемен, которые незамедлительно именно выполнить и не получится», — полагает специалист.

«Однако стагнации расценок на нефть с позиции мотивации принятии решений также весьма небезопасна. Это будет приводить к страхе властей принимать непопулярные решения, повышать налоговую перегрузки, увеличивать эмеритальный возраст и т.д.», — полагает Брагин. Самым лучшим сценарием, с его точки зрения, было бы сильное понижение расценок на нефть, что привело бы к обесцениваю руб. и сотворило бы массу отрицательных результатов. «Это было бы весьма трудно для всех, но в случае если рассуждать о проходе с одной модификации формирования на другую, то сделать это без кризиса очень тяжело», — дополняет специалист.

Поведай о себе на Russia.ru«Создать механизм, который позволяет не проедать нефтегазовые прибыли и провоцировать формирование обрабатывающих областей удалось, по-видимому, лишь Норвегии, в которой на законодательном уровне укреплена вероятность нынешнего применения только прибылей от расположения скопленной нефтяной вывозной выручки, другими словами прибылей, не подвластных колебаниям мировой конъюнктуры расценки на нефть», — говорит Кнобель.

При этом, вложения в инфраструктуру в масштабах саммитов и олимпиад, что в настоящее время подчеркивается, они не считает позитивным фактором. «Расходы на эти события в несколько раз превосходят подобные траты прочих стран, выгоды от них в длительной возможности маловероятны, а платить их нужно именно приспособляемыми заработками от реализации топливно-энергетических продукции по пока большим ценам», — объясняет Кнобель.

«Надо не симптоматически трудиться над созданием инфраструктуры, а системно. Для этого необходимо разобраться с приобретенными неприятностями экономики — коррупция, оборона прав собственности, судейская технология и т.д. Дело не в точном мосте либо даже команде субъектов, дело в действенности их создания», — полагает Анатолий Корженевский.

«Если и терять нефтегазовые прибыли на инфраструктуру, то лишь в такие субъекты, где вложения окупятся и принесут финансовый эффект. Например, с помощью возведения автодороги возрастает товарооборот, формирование района, понижаются потери и т.д. Это позитивный образец. Но в случае если основали мост за бешеные деньги, по которому поток автомашин будет малейший, то эти вложения практически считаются просто специальной перегрузкой на экономику», — полагает Брагин. Нужно, чтобы бизнес инвестировал не только лишь в инфраструктуру, но и в трудовые источники, в формирование и т.д. А основное, для перестройки экономики нужно уменьшить налоги и сделать хороший бизнес-климат, полагает Брагин.