Отчего Льюис Хэмилтон кинул Макларен?

386fbb8a

Льюис Хэмилтон

Эндрю Бенсон: «Накануне 2010-го года Фернандо Алонсо переступил в Феррари, Дженсон Баттон, только-только выигравший чемпионский титул совместно с командой Brawn (в скором времени ставшей Мерседес), – в Макларен, а его место занял Михаэль Шумахер, оборвав трехлетнюю отставку.

Теперь пилот, которого очень многие полагают быстрейшим во всем мире, идет на риск, прощаясь с Макларен, командой, основавшей в 2018 году лучшую из лучших автомашину первенства, выигравшую в 5-и автогонках, в пользу Мерседес, на счету которой только одна победа за 3 года.

При этом в Мерседес отказываются от услуг самого удачного пилота в истории Формулы 1, а место место Хэмилтона в Макларен займет Серхио Перес, один из наиболее многообещающих юных пилотов, в 2018 году три раза вздымавшийся на помост.

Эти на самом деле солидные перестановки вызывают массу вопросов, и вот наиболее явные: отчего Хэмилтон уходит из Макларен, за прошедшие 30 лет выигравшей больше автогонок, чем любая иная бригада Формулы 1, включая Феррари? Отчего он предпочел Мерседес?

На переговорах с Льюисом начальники Мерседес выставляли такой довод: как раз в данной команде он обретет лучшие возможности достичь оглушительных результатов. И в этом смысле картина чем-нибудь напоминает переход Шумахера в Феррари в 1996-м году.

Михаэль тогда поверил в потенциал Скудерии, и теперь в 1997-м сражался за титул, а, начиная с 2000-го, выиграл 5 чемпионатов подряд.

Архитектором того результата был Россиянин Браун, занимавший пост технологического главного директора Феррари, который в настоящее время возглавляет командой Мерседес AMG. Это одна из наиболее дорогих персон в Формуле 1, и Хэмилтон рассчитывает, что Браун сумеет исправлять Мерседес AMG так, как он когда-то исправлял Феррари.

В Мерседес рассчитывают, что свежий технологический распорядок, который войдет в силу в 2014-м, позволит команде достичь результата. Очень существенные источники нацелены на подготовку грядущего автошасси и образование нового турбированного мотора: в Брэкли, и в Бриксуорте, этим занимаются весьма солидные эксперты.

Но дело еще и в том, что отношения Хэмилтона с Макларен сорвались некоторое время назад. Начиная с 2009-го, он был расстроен тем, что бригада не может на равных соперничать с Red Bull. Льюис отлично знает себе стоимость, потому ему было больно лицезреть, как Себастьян Феттель выиграл 2 титула подряд.

Этим выражается его общественная встреча с управляющим Red Bull Racing Кристианом Хорнером, приключившаяся в дни Гран При Канады 2011-го года. Тем не менее, вероятно, тогда он действовал по чьему-то очевидно безуспешному совету.

А в 2018 году в Уокинге основали быстрейшую автомашину, чего Макларен не получалось, пожалуй, с 2005-го года. Все-таки, команде снова не удалось избежать погрешностей.

Задержки на пит-стопах стоили Хэмилтону побед в Малайзии и КНР; в Барселоне в главный момент квалификации бригада сделала непозволительный промах, пролив в контейнер автомашины Льюиса мало горючего, что лишило пилота почти правильных шансов на результат в Гран При Испании.

Чахли и возможности на титул, потому в самом начале лета его консультанты начали выщупывать основу в прочих командах. Вероятнее всего, Хэмилтон хотел пройти в Red Bull, а данная бригада не показала внимания. Был диалог с управлением Феррари, а Алонсо назначил вето на такой проект. Оставалась Мерседес.

Тем временем, в отношениях между Льюисом и Роном Деннисом, прежним управляющим команды Макларен, с помощью которого он и появился в Формуле 1 в 2007-м году, сформировалась солидная трещинка.

После Гран При Италии, победа в котором досталась Хэмилтону, Деннис вообще не сформулировал никаких чувств насчет этого и не рукоплескал собственному пилоту. Он также не стал одевать ослепительную суриковую майку, в которые переодевается вся бригада в дни триумфа, и не принимал судьбы в целом вечернем праздновании.

В Сингапуре многим, у кого была вероятность рассмотреть картину с работниками Макларен, сложилось ощущение, что у команды вышел шанс сдержать Льюиса. А, вероятно, в Монце Деннис понимал, какое решение утвердил его прежний зависимый?..

После Гран При Бельгии, за семь дней до Монцы, Льюис обнародовал в Твиттер секретную информацию о телеметрии Макларен, чего делать очевидно не стоило. Вероятно, это был ход человека, которому было все равно, так как он понимал, что уходит?

И, к слову, когда был полностью подписан договор с Мерседес? До того, как про это сообщили на ВВС на неделе, предшествовавшей Гран При Италии?

Либо все случилось лишь на данной неделе, после того, как в Мерседес утвердили критерии нового Контракта Согласия, представленные главой маркетинга Формулы 1 Берни Экклстоуном?

В такой ситуации невозможно вычеркивать, что отказ коробки переключения передач на автомашине Льюиса, приведший к слету с дистанции Гран При Сингапура и практически отнявший его ожиданий на титул, мог стать заключительной каплей.

И вообще, чем управлялся Хэмилтон, принимая решение? Здравым расчетом, стремлением зарабатывать больше денежных средств, либо, скорее всего, чувствами? А, может, это композиция всех упомянутых обстоятельств?

С течением времени мы выясним решения на очень многие вопросы. А что бы ни стояло за его решением, можно заявлять, что Льюис полезно дерзает, так как его удачная судьба поставлена на карту».