zeftera.ru.

Костов: «Я не планировал уходить»

Костов прежний учитель донецкого «Металлурга» длительное время и безапелляционно не соглашался разговаривать на тематику, касающуюся его отъезда из Донецка. Однако услышав о том, что российские болельщики едва ли осмыслят, в случае если он уйдет, не попрощавшись, болгарский эксперт сделал для «СЭ» хорошее исключение.

ЗА ШАГ ДО «БАРСЕЛОНЫ»

— Как охарактеризуете собственную деятельность за 2 с половиной года нахождения на Украине?

— Могу с уверенностью сказать одно — без проблем мне в точности не было. Когда я прибыл работать в вашу страну, большинство команд играли в так именуемом «украинско-русском» образе — полагаю, вы видите, о чем я (усмехается). Приехав в «Металлург», я установил себе цель обучить команду европейскому, комбинаторному футболу. В философии и идеологии игры всегда удерживал Йохана Кройфа. Я незначительно идеалист в данном плане и убежден, что можно достичь значительного, не только лишь выжидая, когда конкурент совершит ошибки.

— Другими словами, иначе говоря, вы планировали склеить из донецкого «Металлурга» испанскую «Барселону»?

— Любой инструктор всегда берет что-нибудь за базу. Я всегда восторгаюсь игрой «Барселоны» и английского «Запаса». Это мои возлюбленные команды, они играют в самый впечатляющий футбол, от которого болельщики приобретают наслаждение. Все игроки, которых мы приобретали в «Металлург», составлялись как раз под данный вид игры — искусные, способные спортивно играть в атаке. Полагаю, у нас получилось добиться установленного значения и все, что я рассчитывал, удалось осуществить в жизнь. Не колеблюсь, что игра команды импонировала болельщикам всей страны.

— Но затем все быстро поменялось. В чем причина подобных изменений?

— Все дело в том, что мы создавали одну команду, когда игроки начали изменяться, мы просто не сумели потешить свежий коллектив. Ушли наши самые лучшие футболисты, очень многие пострадали. Это влияло на игру. К тому же не следует забывать, что никто не застрахован от безуспешных периодов.

— После поединка с «Волынью» вы дали в отставку, однако руководство клуба убедило вас остаться. Не сожалеете, что тогда не стояли на своем решении?

— Нет, я не сожалею, что продолжил работать с «Металлургом». По собственной природе я жизнелюб, всегда веровал в собственную команду, в собственных ребят.

— Отчего же тогда практически после следующего же поединка вы все же решили уйти?

— Это решение далось мне сложно. Клуб сделал мне прекрасные критерии для работы. В Донецке меня ценили, в собственном плане все было очень хорошо — отличная заработная плата, квартиры, авто — все, что надо для удобной жизни. Но в случае если я бригада не в состоянии достичь итог, означает, нужно брать обязанность на себя.

ПРОЩАНИЕ ПЕРЕД «ОБОЛОНЬЮ»

— Когда полностью осознали, что ничего не можете поменять в игре «Металлурга»?

— Поверьте, у меня никогда в жизни не появлялось такой идеи. Я всегда убежден, что все в моих руках. За долгое время собственной карьеры я угождал и в более трудные обстановки, однако всегда моя бригада выходила из кризиса.

— Как прошло прощание с футболистами?

— Перед матчем с «Оболонью» был ужин, в процессе которого я и сообщил о собственном решении оставить клуб. Конечно же, такое сообщение едва ли стало хорошим для игроков, очень многие весьма сорвались. Невзирая на то, что в команде почти не осталось футболистов, с которыми я начинал работать, всем было трудно. Так как и в радости, и в уныния мы были совместно.

— Как считаете, были ли у вас ошибки на посту основного тренера «Металлурга»?

— Конечно же, я очень много раз делал ошибки, однако затем, обычно, поправлял все. Без этого в футболе нельзя.

— Насколько на игру «Металлурга» воздействовал факт неимения болельщиков?

— Сравнивая с тем, что было прежде — мы ощутимо добавили. Однако в последние годы бригада стала хуже играть, на стадионе водворилась плохая окружающая среда, возникла некоторая нервозность, которая через меня передалась игрокам. А рефлекторные футболисты не в состоянии играть в трудный, комбинаторный футбол. Это, надо сказать, также оказало влияние на мое заключительное решение. В этом случае лучше было уйти.

С Надоевшей болью О «ТАВРИИ»

— Какой поединок за момент работы на Украине оставил в вашей душе самый хороший след?

— Невероятно, однако — это упущенный «Таврии» конец Приза Украины. Для нашей непрезентабельной команды, это был знаменитый день.

— Не могу не узнать о поединке, который стал для вас крупнейшим разочарованием.

— Вы не поверите, однако бой, который принес самую большую скорбь, синхронно был самым хорошим. Речь, разумеется, о поединке с «Таврией». Так как для «Металлурга» это была прекрасная вероятность что-нибудь выиграть. Бригада могла навек записать свои данные в историю.

— Назовите самых лучших игроков «Металлурга», с которыми вам случалось работать.

— Не надо кого-то оскорбить, однако все-таки не могу не обозначить определенных футболистов — Мариу Сержиу, Дишленкович, Димитров, Фернандес, Макридис, Кингсли и Мхитарян. Это футболисты высокого значения. Почти во всем благодаря им игра «Металлурга» вызывала энтузиазм у болельщиков, и мы демонстрировали отличные итоги.

— Планируете сохранять дружественные отношения с кем-то из прежних подшефных?

— Буду счастлив каждому, кто позвонит и поинтересуется моими делами.

— Нет раскаяния, что из «Металлурга» ушел Генрих Мхитарян?

— Мне было жалко, что он оставил команду. Однако для повышения футболиста всегда лучше, когда он переходит в такую команду, как «Шахтер». Сами видите, нельзя ассоциировать амбиции и задачи горняков и «металлургов».

— Вы могли как-нибудь оказать влияние на картину с его уходом?

— Я не принимал участие в трансферных вопросах — этим занимался клуб. Прежде всего это целиком зависело от стремления Мхитаряна. Я видел, что он желает уйти, и не мог его приостановить.

— В какой стадии уход Генриха отразился на игре «Металлурга»?

— Предоставлю право ответить на данный вопрос болельщикам и корреспондентам. Полагаю, им виднее в какую сторону поменялась наша игра с уходом этого футболиста.

Любви К ГАМУЛЕ

— Не сожалеете, что посетили Украину 2 с половиной месяца назад?

— Напротив, мне было приятно работать тут, сопротивляться подобным отличным командам.

— Другими словами работа в России — шаг вперед в вашей тренерской карьере?

— Разумеется, так как до этого я работал в непрезентабельных командах на Кипре, в Армении. Полагаю, ассоциировать российский чемпионат с первенствами этих стран не имеет резона. Это небо и земля! Таким образом для моей карьеры замечательно, что я потрудился тут.

— Идут некоторые слухи, что в ваших услугах заинтересованы несколько российских клубов. Хотели бы остаться на Украине, в случае если поступит приличное предложение?

— Хочу унять всех и закончить диалоги на данную тему. Я уезжаю из Украины, и не намерен в дальнейшем упражнять ни один российский клуб, помимо «Металлурга». В Донецке провел 2 с половиной года, это моя бригада и я просто не смогу играть против нее. Этим решением хочу показать собственную верность городу и людям.

— Кому из российских тренеров в обязательном порядке пожмете руку при встрече?

— Мне весьма приглянулся Иван Гамула, он мне нравится и как человек, и как инструктор. С превеликим удовольствием поговорил бы с Мироном Маркевичем и Юрием Максимовым.

— Какие проекты на будущее?

— Пока никаких. Не могу размышлять о будущем, так как еще не позабыл прошлого. Осмыслите мое духовное положение: я не планировал уходить и весьма волнуюсь благодаря тому, что делается. Мне в настоящее время весьма трудно рассуждать о будущем.

— Чем хотите занять свободное от футбола время?

— Сперва хочу заметить семью, ближайших мне людей. Конечно же хочу предоставить им как можно интереса.

ДОМОЙ БЕЗ ГОРИЛКИ

— Чем запомнилась Украина помимо футбола?

— Мне весьма приглянулся Донецк. Город регулярно развивается и это приятно. Любопытно смотреть, как все меняется в хорошую сторону. Один минус — очень много предприятий, бывает трудно веять. Помимо Донецка весьма приглянулся Киев, роскошный город.

— По какому берегу российской кухни будете томить в Болгарии?

— Ваши блинчики мне не приглянулись, борщ также не — первый год еще как-нибудь распробовал, а затем осознал, что это не мое. Болгарская кухня все же к сердцу.

— Российскую горилку упаковали в багаж?

— Нет, я не по этим делам (усмехается). В роли сувениров возьму несколько вещей сопряженных с «Металлургом».

— За 2 с половиной года смогли определиться, кто привлекательнее — болгарки либо украинки?

— Без комментариев (усмехается).

— Что захотите российским болельщикам на прощание?

— Конечно же, большой удачи. И чтобы российский чемпионат развивался, а региональные команды могли на равных сражаться с топ-клубами Европы.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *