Экс-магнат сообщает о жизни в отечественной тюрьме

тюрьма Находясь за решеткой, Михаил Ходорковский продолжает российскую писательскую норму.

«Конкретный враг» В. Путина, прежний олигарх Михаил Ходорковский «отдален от того, чтобы сдавать под ударами Кремля»; находясь за решеткой, он «продолжает российскую писательскую норму. Осуждать о нем как о рассказчике пока рано, однако его проза носит остро-политический характер», — сообщает The Los Angeles Times, делая упор на соображение критиков и политологов, также как и на независимый тест сочинений Ходорковского.

Собственную первую публикацию в неволе — она носила название «Упадок либерализма в РФ» — Ходорковский сообщил всего 5 лет спустя после ареста, напоминает столичный журналист The Los Angeles Times Сергей Лойко. С того времени из-под его пера вышло не менее 100 текстов, в которых он «не только лишь сохраняет собственную честь и отторгает все повышенные против него нарекания, но также и отвечает на общественно-политические, финансовые и порядочные неприятности, встающие перед отечественным сообществом». Эти слова Лойко размещает в контекст русской «тюремной прозы», у истоков которой стоял Ф. Достоевский.

В элементах из цикла «Тюремные люди», публикуемых на страницах «авторитетного отечественного общественно-политического еженедельника» The New Times, Ходорковский «подходит к собственным персонажам с узким безотчетно наблюдателя-интеллектуала, однако также и с состраданием сокамерника, что придает его прозе цвет безрассудной веры, являющийся доминантой традиционного фантазирования Александра Солженицына «1 день Евгения Денисовича», сообщает The Los Angeles Times. Так, к примеру, «в холодной манере, которая делает рассказ не менее паническим», Ходорковский сообщает историю Анатолия, заклейменного за сохранение наркотиков. Оперативники планировали в размен на некоторые послабления выписать на него постороннее правонарушение — разбой пенсионерки, однако у «Коли», выяснилось, «есть собственные основы» — он «вскрылся», при этом на самом деле».

По словам писательского оценка Бенедикта Сарнова, серьезно расценивать писательские преимущества Ходорковского пока рано, однако «он оперативно увеличивается — как в порядочном, так и в завещанном отношении. То, как он замечает вещи вокруг себя, вырывает сюжеты и их героев, — в данном есть очевидные зародыши писательских творений, которые в итоге могут установить его рядом с такими столпами русской прозы, как Александр Солженицын и Варлам Шаламов». С позиции писательницы Елены Улицкой, которая состояла с Ходорковским в переписке, он «только одаренный человек… Ходорковский сообщает собственную книжку, которая публикуется небольшими главами. Пока, судьба РФ такая, что тематика злодеяния и санкции, и тематика тюрьмы — главные поводы русской литературы».

«Ходорковский будет выдающимся дельцом отечественной политики, когда (либо в случае если) он в середине 2016 года выйдет из тюрьмы», — пересказывает газета соображение реакционного общественно-политического обозревателя и члена «Публичной палаты» Максима Актау. «Тюрьма не сумела его развалить, наоборот, она сделала его железным человеком, а жители России по традиции симпатизирую тому, кто сидит в тюрьме, не смотря на то, что ранее он был олигархом, — заявил Актау. — Все-таки, в случае если он, выйдя на волю, примет решение заняться политикой, самой основной его неприятностью будет побочная электоральная основа».

По словам работника «Левада-Центра» Бориса Палка, союзники Ходорковского — это «преимущественно пласт интеллектуалов, живущих в городе Москва и Петербурге… В случае если Россию не сразят большие финансовые и общественно-политические сдвиги, возможности на то, что Ходорковский будет отечественным Нельсоном Манделой, ничтожны». «Власти даже не стараются воспрепятствовать писательской работы Ходорковского, поскольку он для них не понимает общественно-политической опасности и их абсолютно не беспокоит, что он из стана сообщает о них и о РФ», — добавил Актау.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *